В новый год

галерея Люда, Санкт-Петербург, 2014

текст: Лизавета Матвеева

НОВЫЙ ГОД В ДЕЙСТВИИ


Последним проектом уходящего года галерея ЛЮДА представляет видео-инсталляцию В НОВЫЙ ГОД московской художницы Насти Кузьминой. Трехканальная проекция реконструирует праздник, который Настя устроила в новогоднюю ночь для пассажиров плацкартного вагона поезда Москва – Петербург.
Галерея трансформировалась в подобие вагона, светодиодная лента на полу и стенах дублирует праздничное мерцание в фильме. Для Насти важна работа с пространством, а в процессе подготовки – она была первостепенной. В НОВЫЙ ГОД – это выпускной проект художницы, которая в этом году закончила Школу Родченко. Изначально она думала о самом пространстве вагона как некой форме регулярности, ритма, стремилась его подчеркнуть. Но постепенно идея инсталляции преобразовалась в целое действо, ситуацию. 
Сюжет фильма довольно прост. Пассажиры заходят в вагон, занимают свои места, ничего не подозревая, а дальше начинается «чудо». В проход выкатывается золотая ковровая дорожка, нарядно одетая девушка проходит по вагону и волшебным движением руки, как фея, зажигает лампочки, проезжает поющая тележка с мандаринами, везде серпантин, бенгальские огни. Шокированные люди сначала восхищаются внимательностью и организованностью РЖД, но потом осознают, что «чудо» происходит только в их вагоне, и начинают выяснять, кто это устроил и зачем все снимается на видео. Первое опасливое впечатление быстро исчезает, и пассажиры втягиваются в празднование Нового года в пути. 
Поезд становится для Насти Кузьминой важной метафорой. Известно, что в повести «Желтая стрела» Виктор Пелевин помещает все действие в поезд, который являет собой жизнь. Так и в фильме В НОВЫЙ ГОД поезд выбран как образ жизни, которая состоит из множества периодов ожидания между важными событиями: рождениями, свадьбами, встречами, - яркими вспышками, на которых и строится наша жизнь. Поезд – это то самое ожидание, место, где время и движение ощущается наиболее остро, но заставляет с ними смириться. Проект Насти, в первую очередь, про жизнь, реальную, не смотря на нереальность происходящего. Не новым будет сравнение ее видео со старыми советскими фильмами, в которых всегда происходит что-то такое, невозможное в реальной жизни, но все же подпитывающее надежду на появление чуда. Художница вдохновляется повседневностью, находит в ней новые смыслы, чтобы трансформировать ее и тем самым спровоцировать у участников и зрителей порой непредсказуемые эмоции и ассоциации. 
Видео В НОВЫЙ ГОД экспонируется в виде трехканальной проекции. Такой ход использован, чтобы создать имитацию бинокулярного и периферического зрения. Если идти от одного конца поезда в другой сквозь все вагоны, то боковым зрением человек видит проносящиеся вспышки привычных повседневных, но часто довольно интимных образов, хотя поезд – пространство публичного: носки, стаканы в подстаканниках, полосатое постельное белье, пиво, сканворды, бабушек, дедушек, детей, тетенек, дяденек, а перед собой – череду дверей, ведущих к самой последней в последнем вагоне. Так, и представлен фильм: на центральном экране показана общая картинка, сюжетная линия, а на боковых экранах происходит мелькание второстепенных, но привычных повседневных образов. Зал ЛЮДЫ по своей геометрии ассоциируется с вагоном, вытянутое пространство диктует условия – зритель становится проносящимся по вагону персонажем.
Наблюдатель – важная фигура в работах Насти Кузьминой. Его роль играет либо камера, либо зритель, либо художник, но в случае с видео-проектом В НОВЫЙ ГОД ощущение, что наблюдателями становятся все: и пассажиры, и посетители галереи. Но участники «вагонного» праздника также преодолевают сложности, препятствия, элементарное стеснение: «Не стесняйся, ты возьми мандаринчик» - поет телега с мандаринами. Смотрящими на вспышки образов являются также призраки в белых простынях словно из детских сказок, которые наблюдают за проносящимися поездами. Сказочные сверкающие призраки повседневности зовут нас выйти за рамки обыденного и поверить в невероятное, даже не смотря на то, что утром оно растает. Но, как говорил невидимый динамик в «Желтой стреле» Пелевина: «Самое главное – это то, с каким настроением вы выходите в новое утро».
В НОВЫЙ ГОД – это не документация в чистом виде. Насте было интересно показать реакции и эмоции людей, их удивление, недоумение и радость. Фильм смонтирован как коллаж и как коллаж друг на друга наслаиваются смыслы. Очень простая идея в духе пионеров видеоарта открывает множество новых непредсказуемых смыслов. Новый год в российском понимании – это всегда ожидание чуда, которое на самом деле никогда не происходит. Новогодняя ночь в общем-то ничем не отличается от других ночей в году, но русские наделяют ее практически языческим смыслом. Нигде в мире этот праздник не ожидается с таким трепетом и предвкушением. Настя делает также упор на «русскость» поезда, его национальную характерность. Чай в стаканах в подстаканниках, несущиеся за окном российские просторы, общительные попутчики. Можно вспомнить множество примеров из русской литературы, где главный герой едет в поезде и погружается в глубокие раздумья или встречает необычного разговорчивого спутника. Сказочность Настиного фильма, его зрелищность, образность и литературность опять возрождает в нас надежду на новогоднее чудо. Кажется, традиционным в ночь с 31-го на 1-е теперь может стать не только поход в баню и последующий полет в полном беспамятстве из Москвы в Петербург, но и праздник в плацкартном вагоне. Да и что может быть более русским, чем Новый год в поезде?


Лизавета Матвеева

1/7

в новый год, трехканальная видеоинсталляция, led лента